«Распознавание лиц меняет жизнь
в лучшую сторону»
НЕ ТОЛЬКО МУЗЫКА
Основатель компании VisionLabs Александр Ханин верит, что научить роботов видеть и понимать окружающий мир — одна из важнейших технологических задач, которая стоит сегодня перед исследователями, и без её решения не создать полноценный искусственный интеллект. Сейчас его технология компьютерного зрения учит банки подтверждать покупки селфи и отличать настоящие документы от подделок, а магазины — узнавать своих постоянных клиентов в лицо. Послушать рассказ предпринимателя о компании, которую проинвестировали «Сбербанк» и фонд Sistema VC, можно будет 11 августа в Лектории фестиваля Alfa Future People. Мы узнали у Ханина, о чем будет его лекция и как построить из технологического стартапа международную компанию.
— ТЕМА ВАШЕЙ ЛЕКЦИИ — «ТОТАЛЬНАЯ СЛЕЖКА: БИЗНЕС БУДУЩЕГО УЖЕ ЗДЕСЬ, НО МНОГИЕ ЕЩЕ ЭТОГО НЕ ПОНЯЛИ». ЗВУЧИТ ТРЕВОЖНО, НО ИНТРИГУЮЩЕ! О ЧЕМ ОНА БУДЕТ?
Я расскажу про современное состояние технологии распознавания лиц и о наиболее интересных кейсах её практического применения. Это действительно технология двойного назначения и у нее есть две стороны: с её помощью можно, например, следить за людьми, а можно всячески им помогать. Мы как раз про второе. Мы ускоряем обслуживание в банках, помогаем людям получать скидки в магазинах, даже если у них с собой нет скидочных карт, открываем свободный доступ туда, где раньше требовались пинкоды и пароли — в общем, упрощаем жизнь. Кроме того, я расскажу, с какими ограничениями на практике сталкивается бизнес, построенный на распознавании лиц, и как мы с ними справляемся.
— ТЕХНОЛОГИИ РАСПОЗНАВАНИЯ ЛИЦ ОБЫЧНО ВСЕХ ПУГАЮТ. СТОИТ ЛИ БОЯТЬСЯ?
Смотрите, мы все очень ждем новую технологическую революцию, появление полноценного искусственного интеллекта, который сможет повысить производительность труда и ускорить рост экономики. А распознавание лиц — это технология из сферы компьютерного зрения, без которого не получится сделать полноценный ИИ. С помощью компьютерного зрения машины могут находить и классифицировать все существующие в мире объекты, события, контекст и анализировать увиденную информацию. И распознавание лиц — только одно из очень многих сфер применения компьютерного зрения, просто сейчас вокруг него самый большой ажиотаж, потому что уже понятно, где и как эту технологию можно применять и зарабатывать.

Мы этим занимаемся, потому что эта технология реально может менять жизнь людей в лучшую сторону: упрощать покупки или доступ в разные информационные системы. Наглядный пример — IPhone X, который позволяет не запоминать пин-коды и пароли, а использовать инструмент, который у вас всегда с собой — ваше лицо. Мы делаем так, чтобы вы получили такой же доступ к банковскому счету, в офис или в свою квартиру, к персональным скидкам и предложениям от тех брендов и компаний, которыми действительно интересуетесь. И все это благодаря вашему лицу, которое нельзя потерять или забыть дома.
НУ А ЕСЛИ ВЫ БОИТЕСЬ, ЧТО С ПОМОЩЬЮ ТЕХНОЛОГИЙ РАСПОЗНАВАНИЯ ЛИЦ ЗА ВАМИ БУДУТ СЛЕДИТЬ, ТО ВЫ ДОЛЖНЫ ПОНИМАТЬ, ЧТО МОБИЛЬНЫЕ ТЕЛЕФОНЫ УЖЕ СЕЙЧАС СОБИРАЮТ О ВАС ОГРОМНОЕ КОЛИЧЕСТВО ИНФОРМАЦИИ.
Телеком-операторы теоретически могут с точностью до метров определить ваше положение в реальном мире, понять, где вы и с кем. А еще можно объединить эти данные с теми, которые вы оставляете в своем браузере — и узнать о вас буквально всё. Так что технически следить за вами уже давно возможно и распознавание лиц не снимает здесь никаких завес. Просто в каждой стране есть законодательство о правилах работы с данными пользователей, которое мы безусловно соблюдаем.
— КАКАЯ САМАЯ ВАЖНАЯ НОВОСТЬ СЛУЧИЛАСЬ С ВАШЕЙ КОМПАНИЕЙ ЗА ПОСЛЕДНЕЕ ВРЕМЯ?
Мы наконец-то открыли полноценный офис с разработчиками в Амстердаме — и теперь стали настоящей международной компанией. У нас и до этого было много зарубежных проектов, но теперь появилось место, где мы можем встречаться со своими клиентами. Амстердам вообще очень хорошая локация: это удобный транспортный хаб, куда можно долететь прямым рейсом почти из любой точки мира. Кроме того, у нас налажены дружественные отношения с Университетом Амстердама, поэтому у нас есть доступ к лучшим умам.
— С КАКОЙ САМОЙ СЕРЬЕЗНОЙ ПРОБЛЕМОЙ СТОЛКНУЛСЯ ВАШ ПРОЕКТ С МОМЕНТА ОСНОВАНИЯ?
Пожалуй, самой большой нашей — да и не только нашей — трудностью на старте был размытый фокус. Большинство стартапов, особенно на ранней стадии, рассказывают, что их технология творит чудеса и решает все проблемы. Это, конечно, здорово, но всегда нужно понимать, что у компании не безграничные ресурсы, поэтому, если распылять их на разные направления, то, когда вы нащупаете «свою» индустрию, у вас может не хватить денег довести идею до ума.

Мы тоже попали в эту ловушку: сначала пытались распознавать на видео вообще всё, что движется. Но потом поняли, что это требует больших ресурсов и мы никак не сможем быть лучшими в распознавании всего. Поэтому мы сфокусировались на лицах — и стали лидерами. Это достаточно узкий сегмент, но лучше быть профессионалом в одной сфере, чем дилетантом в десятках. Но, честно скажу: определиться на старте было очень сложно. Мы понимали, что, сделав ставку на конкретную технологию (распознавание лиц) и конкретную сферу (банкинг), мы можем ошибиться — и эта ошибка могла стать для стартапа фатальной. Но все-таки лучше рискнуть, чем распылять ресурсы — так больше шансов выжить.
— КАК ПОНЯТЬ, ЧТО ИДЕЯ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОГО СТАРТАПА СТОИТ ТОГО, ЧТОБЫ ЗА НЕЕ БОРОТЬСЯ?
Нужно спросить у рынка, у конечных пользователей, что им нужно и что они думают о вашей концепции. Но для этого, конечно, недостаточно опросить трех человек, когда два сказали одно, третий — другое, и в итоге ничего не прояснилось. Нужна большая контрольная группа: например, для проектов, делающих продукты для людей, это может быть выборка в тысячу человек, для компаний, работающих с бизнесом — в сотню компаний. В результате вы получите пересечение множеств мнений — это и будет ядро вашего продукта, всё остальное — частные хотелки, которые можно отбросить.
БОЛЬШИНСТВО МАЛЕНЬКИХ КОМПАНИЙ ДЕЛАЮТ ПО-ДРУГОМУ: СНАЧАЛА ПРИДУМЫВАЮТ ПРОДУКТ, А ПОТОМ УЖЕ ПЫТАЮТСЯ РЕШИТЬ ИМ ПРОБЛЕМЫ КЛИЕНТОВ, КОТОРЫХ НА САМОМ ДЕЛЕ МОЖЕТ И НЕ БЫТЬ.
И они могут год или даже несколько лет «пилить» продукт, а потом, когда он попадет на рынок, окажется, что можно было выпустить прототип с 10% от общей функциональности, которая решала бы 90% проблем. В общем, не надо разрабатывать продукт в вакууме, это обычно плохо заканчивается.
— ЧТО НУЖНО СДЕЛАТЬ СТАРТАПУ, ЧТОБЫ ВЫЙТИ НА ГЛОБАЛЬНЫЙ РЫНОК И ПОБЕЖДАТЬ КОНКУРЕНТОВ ТАМ, ГДЕ ТЕБЯ НИКТО НЕ ЖДЁТ?
Для начала хорошо бы убедиться, что кто-то все-таки ждёт! Если вы выходите на международный рынок просто ради того, чтобы выйти, — счастья это вам не принесёт. Важно четко понимать проблему, которую вы решаете на новом рынке, и причину, по которой клиент предпочтет вас другим компаниям. Мы, например, долго ездили по разным конференциям, читали аналитику, выясняли, какие на разных рынках есть проблемы — в общем, что называется, водили жалом. И уже общаясь с разными зарубежными компаниями, мы пытались понять, в какой новый продукт нам нужно трансформировать нашу технологию, чтобы его покупали конкретно в этой стране.

Простой пример: мы в России делали для банков технологию, которая позволяет распознавать поддельные документы, чтобы снизить потери из-за мошенничества с кредитами. Технология на российском рынке зашла. Мы пошли к американским банкам с готовым кейсом и словами: смотрите, как здорово, мы поможем вам снизить потери. А им, оказывается, это не нужно, потому что все свои потери они списывают в расходы по уменьшенной налогооблагаемой базе. Возникает парадокс: на первый взгляд логично, что мошенничество для бизнеса — зло, и надо с ним бороться. Но если посмотреть глубже, то может оказаться, что для конкретно этой страны ничего закономерного в этом нет. Однако это не значит, что ваш продукт не может там пригодиться: мы, например, разобрались и поняли, что в США нужнее маркетинговая аналитика и персональные предложения для потребителей, и сделали продукт для этого сегмента — на базе той же самой технологии.
— ГДЕ ТЕХНОЛОГИЧЕСКОМУ СТАРТАПУ В РОССИИ НАЙТИ ДЕНЬГИ НА РАЗВИТИЕ?
Постоянно слышу плач Ярославны, что стартапы не могут найти инвестиции, потому что не хватает фондов и инвесторов.
ПО МОЕМУ ОПЫТУ ДЕНЕГ ПРЕДОСТАТОЧНО, И ИХ ПРЕДЛОЖЕНИЕ СЕЙЧАС СИЛЬНО ПРЕВЫШАЕТ СПРОС.
Проблема скорее в том, что качественных проектов достаточно мало, и вообще культура предпринимательства слабо развита. Если поспрашивать инвесторов, то окажется, что их главная проблема как раз в том, что сложно найти проект для вложений. Поэтому, на мой взгляд, если вдруг стартапу не дают деньги, нужно посмотреть на себя немного более самокритично и ещё раз здраво оценить свой проект.
— ЗА КАКИМИ ТЕХНОЛОГИЯМИ, НА ВАШ ВЗГЛЯД, БУДУЩЕЕ?
Я бы порекомендовал заниматься технологиями, связанными с анализом данных и машинным обучением. Количество информации в мире растет от года в год в геометрической прогрессии, и естественно, ни один живой человек не сможет все эти данные уместить в своей голове, а уж тем более сделать на их основе какие-то выводы или найти причинно-следственные связи.

Поэтому единственный выход — научить машины анализировать информацию. В этой сфере есть ещё масса нерешенных задач, при этом у нас уже вполне достаточно вычислительных ресурсов, чтобы их решать — значит, самое время поискать в теме свой фокус. Если не бояться рисковать и не опускать руки в сложные моменты, то можно сделать по-настоящему взрывной проект.